Я знаю самый популярный вопрос, который задали детям в этом месяце. И мне он не нравится!

—  А ты слушалась взрослых? Ты была хорошей девочкой? Ты был послушным мальчиком?

В этом месяце миллионы детей по всему миру, делая ангельские лица, кивают надоедливым взрослым в ответ с одной лишь только целью — получить подарки. А взрослые с присущей им серьезностью и властью настаивают: хочешь получить подарок, веди себя хорошо; и, да, хорошо — это значит так, как нам удобно.

Что со мной не так? Почему мне это не нравится? Не хочу, чтобы мои дети меня слушались?

Да нет же, я хочу!

Хочу, чтобы мой шестилетка по пути в магазин просто шел со мной рядом вместо того, чтобы проверять на прочность каждую поддернутую льдом лужу. Я ненавижу мокрую одежду! Я хочу, чтобы мой трехлетний энерджайзер засыпал ровно через пять минут после объявленного мной: «Пора спать!» А еще я хочу, чтобы в пиковый момент ссоры, когда они с братом кубарем катятся из детской в гостиную и пронзительно орут, было достаточно моего тихого: «Дети, успокойтесь», —  для того чтобы они, словно очнувшись от дурмана, встали и, улыбаясь, пошли читать книжки. Сами. В тишине.

Также я хочу, чтобы готовая еда появлялась в доме по щелчку пальца, магазин сам ходил ко мне, а пополнение на банковском счете было ежедневным и непрерывным, отныне и во веки веков. Разумеется.

Знаете только, в чем беда? Читать полностью

От себя будущего себе настоящему: Дорогая Виталина!

 

Если бы не те три глотка вина, которыми я сопровождала подведение итогов 2017, я бы не решилась опубликовать то, что вы прочитаете ниже. Это страшно. Страшно личные вещи.

Про подведение итогов я напишу позже. А пока.. На последней странице моего блокнота по планированию было упражнение «Путешествие во времени». Нужно было закрыть глаза и представить себя в будущем: в декабре 2017 года, а потом написать письмо от себя будущего себе настоящему, тому, кто только готовится прожить грядущий год.

Я поняла, что слова, которые год назад я написала себе, забыла об этом и прочитала только что, мне хочется сказать каждому. А еще больше, мне хочется, чтобы голос, который звучит внутри вас, был таким же теплым, поддерживающим и безоговорочно верящим.  Читать полностью

То, что вы еще не знали о любви к себе

— «Я устаю за неделю, а на выходных детей нужно ведь сводить куда-нибудь. Ненавижу субботу, муж работает, поэтому гулять — это мое. Мне нужно сначала натянуть на них эти чертовы комбинезоны, шапки, шарфы, перчатки.

Вы пробовали натянуть перчатки на двухлетку? А потом тащиться по этой серой слякоти либо на унылую, мокрую, продуваемую площадку, либо в ресторан с детской комнатой, где их нужно раздеть, чтобы через час повторить трюк с одеванием снова. Надо говорить, что одеваться они не любят? Они убегают, выкручиваются. А что? Это же не их проблема.

Детские спектакли и сборища я не люблю еще больше, потому что помимо фокусов с «одень/раздень» — это почти всегда шанс подхватить вирус и болеть нескончаемой каруселью по очереди.

Я не люблю эту зиму. И я не люблю то, что время с детьми превращается в какую-то вымученную вынужденность, пропадает спонтанность и радость оттого, что они есть. Что мне сделать, чтобы эта радость вернулась?» — я закончила свой эмоциональный монолог и обреченно посмотрела на психотерапевта.

«Для начала, перестать себя насиловать», — спокойно произнесла она.  Читать полностью

«Я хожу к психотерапевту»: 6 историй нашей редакции о стереотипах и личном опыте

«У меня есть терапевт»: 6 историй нашей редакции о стереотипах и личном опыте. Журнал "Может быть по-другому".

Аня

— Цельность? Быть живым? Это как?

(Виталина Скворцова-Охринская из материала, подготовленного для этой статьи)

Помните сборный пост о том, зачем мы брились налысо? Нас очень поддержало и даже сплотило понимание того, что в редакции собрались люди, по разным причинам это сделавшие однажды. Нам было приятно делиться опытом и читать комментарии в соцсетях. Кому-то наша затея понравилось, кому-то — нет.

Кого-то наш материал поддержал чаще прислушиваться к себе и опираться не на стереотипы, а на чувство себя. Это, мы считаем, важно.

На этот раз поводом для сборного поста послужило то, что большинство из нас бывали у терапевта — мы считаем психотерапию подходящим инструментом для самонастройки. Так что решили снова написать о чем-то вместе. Делали мы это неровно, долго, неидеально, местами мучительно — тема-то непростая.

Но раз уж для каждого из нас опыт работы с терапевтом оказался важным и не проходным — говорить об этом, на наш взгляд, стоит.

Мы знаем, что о психотерапии сложно разговаривать даже с близкими. Поэтому мы постарались рассказать максимально честно о своём опыте. И если вам захочется найти своего терапевта, напишите на da@po-drugomu.co — поделимся телефонами и адресами проверенных лично специалистов.

В разговоре принимали участие: Анна ЧерныхМария Скатова, Дмитрий Полещук, Виталина Скворцова-Охрицкая, Леночка (отмечена как Е). В дополнение — история от Любы Алазанкиной о том, что терапия не обязана быть исключительно длительным  процессом, а может служить и ситуативной помощью.

Как мы относились к терапии раньше? Читать полностью

Мне некогда жить

Почему это написала не я? — вот, что я подумала, когда Яна Минина скинула мне ссылку на этот пост в своем блоге «Легкость бытия».

Через 6 дней (3 июня) пройдет с психологическая группа «Мне некогда жить» , которую мы делаем вместе с  Марией Калюжной, а мои слова об этом событии в блоге еще не появились. А теперь, когда об этом так ярко и подробно написала Яна, кажется, что и добавить нечего. Да, что там! Прочитайте сами и присоединяйтесь, если для вас тема актуальна. Осталось всего 3 места, может быть, одно из них ваше.


Пост про одну полезную психологическую группу и семь моих личных сигналов о том, что я перестаю жить.

Трудно сказать, когда именно в моем воспаленном от написания пресс-релизов мозгу мелькнула идея о том, что я не успеваю жить.

Может, когда в разгар моей скоропостижной работы на благо отечественной политики я загремела с острой болью в больницу. До выборов оставалась пара месяцев, до свадьбы — пара недель, а я коротала ночь в приемном покое Елизаветинской больницы, понимая, что профессиональные амбиции увели меня совсем далеко от себя.

john morris sculpture

Ночь в приемном покое – маленькая жизнь, а для кого-то и смерть… Там по-разному бывает. Едкий запах мочи и безысходности, физической и душевной немочи. Девушка с ожогом лица, мужчина под конвоем в наручниках. Иммигрантка в сланцах слезно умоляет медсестру помочь несмотря на отсутствие прописки. Та успокаивает: «Примем всех», — но женщина не верит и продолжает слезно просить.

Стонущий мужчина на каталке в длинном, мрачном коридоре. Пожилая женщина в инвалидном кресле. Иногда с верхних этажей на первый спускается статный хирург в белом, от одного присутствия которого физическая боль не перестает, но отчаяние отступает. Даже между срочной операцией и осмотром вновь прибывающих пациентов он последователен и спокоен. Врач, смотрящий то ли поверх, то ли сквозь. В какое-то другое измерение нашего бытия.

Выйдя утром на свет Божий, я кажется, впервые за лето без спешки встретила рассвет. Радовалась ли я ему? Еще бы, тем более, что боль отступила. Но еще больше тому, что теперь у меня была официальная справка о болезни и день на передышку. Его я потратила… на собеседования. Читать полностью

Иногда достаточно просто дышать. Кое-что полезное для вас.

 

Январь. «Вдруг вам тоже надоело фигачить?» поинтересовалась Варвара Лялягина у читателей в своем блоге. Я прочитала и задумалась.

Вспомнила все свои «загулы» в работе. Как меня сначала целиком захватывает мое дело, я несусь к целям так быстро, что вся остальная жизнь, муж, дети — все кажется помехой. А потом я падаю где-то на обочине, выгоревшая и разочарованная. Там на обочине вспоминаю: жизнь — это не череда выполненных проектов. Она про что-то еще.

— Да, Варя, так фигачить мне тоже надоело.

«Я хочу дать себе подышать» — продолжает Варвара. Мое слово на 2017 — breath».

Дышать? Согласна. Уметь замедляться, выдохнуть, чувствовать себя, свое тело, свой центр, понимать свои чувства и желания, знать то, в чем нуждаюсь. 

Март. Мы с Машей сидим в нашем кабинете и как обычно болтаем о смысле бытия. Я ною:

— Мне надоело, что мои идеи живут у меня в голове и умирают там же. Я не даю им шанса родиться. Все время чего-то боюсь.

— Да, вылезать из-под плинтуса сложно — соглашается Маша. — Этот страх, чтобы сквозь него пройти, нужно дышать и переставлять ноги.

Дышать? Согласна. Делать вдох, чувствовать землю под ногами, опору внутри себя, обладать устойчивостью и смелостью, помогать себе проявляться.  Читать полностью

Что поможет помогающим практикам?

Психотерапия, телесная терапия, арт-терапия, коучинг, нарративный подход — прокручиваю ленту социальных сетей и сталкиваюсь с многообразием форм помогающих практик. Похоже, наступило время признать — внутренний мир определяет рисунок внешнего, а значит менять реальность можно начиная с себя самого.

А может время признать, что болит, беспокоит, мешает и не отворачиваться, привычно разыскивая причины вне себя, а, напротив, к себе повернуться и попытаться помочь.

За помощью люди приходят к специалистам. Ко мне приходят, моим коллегам, большой выбор сейчас. Я думаю о том, что все, кто считает себя помогающим практиком должен (просто обязан!) находить для себя источник, из которого он будет восполнять свои профессиональные навыки.

Поделюсь одним из своих любимых. Это ежегодная конференция «Я и другой: пространство отношений», которая будет проходить с 28 апреля по 2 мая под Петербургом.

В прошлом году я подробно описывала все преимущества от посещения конференции. Что в этот раз?

Много профессионального. На любой вкус и запрос. Читать полностью

Я могу потерять, задушить или вырастить. А как вы поступаете с мечтой?

Когда мне было 12, мы с моими близкими подругами Машей, Аней и Любкой валялись на полу в комнате у последней и болтали о мечтах.

— У каждого должна быть мечта — многозначительно говорила Маша, глядя в потолок.

В моих глазах она делалась значительнее и мудрее. Словно обладала чем-то таким, чего не было у меня.

— Давайте придумаем себе мечты и завтра поделимся ими друг с другом. Это будет наша тайна — предложил кто-то из нас.

Это было волнительно и имело какую-то особую важность. Подумать над чем-то великим, почти магическим, обращенным в будущее, вероятно, призванным это будущее определять и, в то же время, над чем-то глубоко своим. Только своим, сокровенным, сакральным.

В глубокой задумчивости я возвращалась домой, мечта не хотела придумываться. Мечты гнездятся не в голове, они вьют свои гнезда глубже. Уже тогда это было понятно, поэтому я решила отложить поиски. Не помню как быстро, но помню как ярко меня пронзило: Есть! У меня есть мечта! Всегда была! Ничего не надо придумывать.

На следующий день, в нашем тайном кругу с трепетом и гордостью я произнесла: писать книги.

Не могу сосчитать сколько раз в своей жизни я подступалась к этой идее. Засчитываются ли мои детские попытки сложить листочки пополам, сшить их крупными стежками на сгибе и написать свои имя и фамилию на обложке. Почему нет? Тогда в мои 6,7,8 эта идея звучала во мне точно так же, как сейчас.

«Просто сле-е-е-дуй за своей мечтой, о-оу,о-оу, слее-е-едуй за мечто-о-о-ой!»

Серьезно? Неужели, это действительно просто?

А вы знаете, как потеряться? Читать полностью

Искусство быть собой. Кэролайн Макхью.

Моя работа — помогать людям быть собой.

Общество становится сильнее, когда каждый из нас становится личностью. Посмотрите на известных, уважаемых, прекрасных людей. Я говорю не только о состоятельных людях, а скорее о тех, кто ставит перед собой достойные цели и приходит к ним. Что у них общего? Да ничего. Они могут работать в самых разных отраслях и направлениях, у них самые разные подходы, да и цели разные.

Я работаю с людьми и корпорациями, врачами и музыкантами, политиками и балеринами, популярными и оперными певцами. Что у них общего? Каждый из них — это личность. Они рассмотрели себя и научились проявлять свой дар. Их врожденные таланты и личностные особенности помогают им на жизненном пути.

Я думаю, каждый из нас рождается целым, цельным, личностью. У каждого из нас есть нота, петь которую — дело его жизни. И у каждого эта нота своя. Часть нашей жизни уходит на то, чтобы выяснить, какая нота — ваша.

У каждого из нас есть нота, петь которую — дело его жизни

Знание о том, какая нота ваша, не означает привязанность к определенному делу. Знание своей ноты скорее помогает определить, каким образом вы исполняете любое дело, какой подход — ваш. Тогда вам под силу создать то, что окажется больше вас.

Мир велик, а мы частенько топчемся по уже известному кусочку. Это верно и для расстояний, и для масштаба наших дел.

Создающие нечто важное и большое восхищают нас, отходя от известного кусочка мира дальше, чем средний человек. Хотя бы на шаг или два дальше. Такие люди сияют, как будто в них — самостоятельный источник света.

Работая с созидающими, я обнаружила два увлекательных вывода.

Во-первых, такое сияние есть в каждом, его можно обнаружить.

Во-вторых, если вы боитесь, вам придется работать на тех, кто не боится.

Как я уже говорила, у ярких людей нет ничего общего. Так что вам не нужно становиться похожими на них. Наоборот! Будьте настолько непохожими, настолько индивидуальными, какими только сможете. Весь фокус в том, чтобы быть собой — и позволять остальным быть ими.

photo-1428895009712-de9e58a18409

Мне хочется задать вам очень личный вопрос. Он одновременно и самый простой, и самый сложный. Что такое для вас «быть вами»? 

Легче всего советовать «будь собой». Тяжелее это исполнить: понять, что это такое и как именно быть этим собой.

Я уверена, что вы много раз слышали эти слова — а может, и произносили сами. Кто-то подошел к вам вне себя от волнения, ребенок или коллега, и вы говорите в виде поддержки: «Просто будь собой».

Вот только это совершенно непросто. Вряд ли кто-нибудь всерьез хочет быть не собой. Вот только как это сделать? Читать полностью

Как я просила милостыню и чему этот опыт меня научил

E8wVgy46nt4

Я все спланировала. Последнее собрание преподавателей Международной школы института психотерапии и консультирования, в котором несколько дней назад закончилась моя стажировка как преподавателя, назначено на 12.00. Это последний рабочий день в Институте и он особенный для меня тем, что я должна принять решение: начинать преподавать с нового учебного года или нет.

Да, у меня есть сомнения. Они крутятся вокруг мысли: два маленьких сына и любимое дело, могу ли я совмещать?

Заручившись поддержкой близких, своим трепетным желанием попробовать, я беру свое «да» и спешу донести туда, где его ждут и ему обрадуются.

Моя встреча с директором назначена на 11.30. Это значит, что из дома нужно выйти в 10.30 и, не простаивая в пробках, поехать на метро.

Выйти вовремя — сложно.

— «Нет, мама пусть чай нальет!» Мама наливает, утешает, веселит и быстро схватив сумку, выскакивает из дома.

Залитое солнцем утро. Город улыбается, щурится, звучит шинами, разговорами и перекличкой воробьев. Я улыбаюсь вместе с ним, бодро шагаю навстречу будущему, тому делу, которое выбрала сердцем, с которым так мечтала связать свою жизнь.

На углу аллеи возле продуктового магазина, я замечаю пожилую женщину скромно, но опрятно одетую. Она ничего не просит. Она собирает пустые бутылки. Достает их из урны и складывает в сумку-тележку на крошечных колесиках.

Практически мгновенно я чувствую мощный импульс внутри. Я хочу как-то помочь ей. Рука тянется к сумке. Может, ее порадует небольшая сумма? Пустяк для меня, ей она может оказаться так кстати.

«Каждый сам несет ответственность за свою жизнь», — секундой позже слышу голос внутри. Он умный и жесткий. Он продолжает вещать что-то о выборе, цене, усилиях и как мантру повторяет: каждый сам, каждый сам..

Мне становится неловко. Я даже чувствую стыд за свое желание дать денег незнакомой женщине. Я поправляю сумку на плече, задираю повыше голову и, ускоряя шаг, двигаюсь дальше. Внутри отчетливо звучит: со мной не случится подобного.

Следующий раз я тянусь за кошельком минут через 10, подходя к станции метро.

Кошелек? Нет, нет, он где-то здесь, в сумке. За блокнотом! Нет, где-то точно он должен быть. Должен быть кошелек. Кошелек? В сумке его не было. Читать полностью